Понедельник, 25.09.2017, 03:49
Diary of Dreams
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории каталога
Интервью [38]
Рецензии [1]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 29
Главная » Статьи » Интервью

Интервью на DVD "Nine In Numbers"
      Почему вы выбрали название "Diary Of Dreams"?
      Adrian Hates: Я не помню точно, когда это название возникло, но я был очень молод. Тогда я использовал только акустические гитары. Однажды я написал пьесу и назвал ее "Tagebuch der Träume". Название прекрасно подходило, но тут у меня возникло ощущение, что в этой фразе намного больше смысла, чем кажется. Я начал играть со словами. И в итоге перевел выражение на английский. Мне оно понравилось и с тех пор я так называю свой проект.

      Как Diary of Dreams влияет на вашу жизнь?
      Adrian Hates: Несколько сложно провести разделительную черту между жизнью как таковой и жизнью, связанной с музыкой. В каком-то смысле DoD – это жизнь. В этом проекте отражаются мечты и надежды музыкантов, в частности мои. Торбен, что ты думаешь об этом?
      Torben Wendt: Я тоже так думаю. Наша музыка и наша личная жизнь очень тесно связаны. И с тех пор как мы решили полностью посвятить наши жизни музыке, наша личная, обычная жизнь, во многом служит источником для ее написания. И это замечательно. Так и должно быть.
      Gaun:A: У меня есть чувство, что я словно живу для музыки. Не музыкой, а для музыки.

      Как получилось так, что вы решили играть вместе?
      Adrian Hates: Это было очень давно. Не было такого, что однажды ночью мы все вместе собрались и каждый сказал, отлично, мы будем сочинять музыку вот в таком составе. У каждого была своя история о том, как он попал в группу. И у меня тоже. Прошло время, прежде чем я пришел к этой группе, к этой музыке, к этой идее. Сейчас в группе четверо человек и они все очень важны. Их личности и то, как они пришли к этому проекту – это не важно. Куда важнее то, что эти четверо человек здесь.
      Torben Wendt: Да, так случилось.

      Адриан, оглядываясь назад, на 17 лет существования DoD, чем ты особо гордишься?
      Adrian Hates: Что мы вместе. Что мы развивались, а не стояли на месте. Что нам удалось увлечь наших поклонников. Что вообще у нас есть поклонники, которые для нас служат большой поддержкой. Я горжусь тем, что мы сидим здесь и даем это интервью для нашего DVD. Горд, что нам удалось всего этого достичь и воплотить мечту в реальность.

      Какие у вас планы на будущее относительно музыки?
      Torben Wendt: Стремиться к нашим идеалам. Оставаться верными себе. Это самое главное. Что ты не утрачиваешь настроение, которое заставляет тебя брать музыкальный инструмент и важно сохранить это настроение в будущем. А остальное произойдет само собой.
      Adrian Hates: Мы не хотим застрять на одном месте. Мы хотим развиваться. Мы хотим открывать себя заново снова и снова. Это философия группы.
      Torben Wendt: С одной стороны, мы не хотим повторять того, что мы делали на прошлых альбомах. С другой, мы хотим изобрести что-то новое. Пойти новым путем. Ведь еще так много всего нового можно попробовать и мы хотим пройти через это.
      Adrian Hates: И в то же время мы хотим сохранить некоторую целостность. Мы не хотим предпринимать радикальных шагов, которые могут оттолкнуть от нас поклонников. Это не то, что мы имеем в виду, когда говорим о самовыражении и новых путях развития. Да, мы хотим поработать с новыми идеями, но в допустимых пределах.
      Gaun:A: Мы не собираемся поворачиваться на 180 градусов.
      Adrian Hates: Да, если говорить кратко. *смеется*

      Насколько для вас важен имидж DoD. Как вы сами представляете себе этот имидж?
      Adrian Hates: Имидж – это слово мне не очень нравится. В моем понимании, это что-то выдуманное, искусственное. А этим мы как раз быть и не хотим. Мы хотим, чтобы вещи случались сами по себе. Мы хотим, чтобы наши идеи и мысли сочетались с нашей музыкой и нашей индивидуальностью. И если бы это был имидж, значит, это было бы чем-то лживым. А для меня всегда была важна честность в работе.
      Torben Wendt: Мне кажется, что об имидже нужно спрашивать наших слушателей. Мы, правда, не можем описать наш собственный имидж. Я заметил, что между тем, как ты себя видишь и как видят тебя другие - большая разница. Иногда люди видят в тебе то, что сам ты не видишь. Я не говорю о критике, я говорю о недопонимании. И это совсем не важно, думать о том, какое впечатление мы производим на других.
      Adrian Hates: Это не только недопонимание, но и в большей степени другое восприятие. Конечно, мы себя воспринимаем совсем по-другому, по сравнению с другими. Это два разных мира.
      Gaun:A: Я не особо-то заинтересован в поддержании какого-либо имиджа. Я просто хочу делать то, что я хочу делать. Тем, чем я действительно хочу заниматься.
      Torben Wendt: Мне нравится твой имидж.

      Велика ли разница между Адрианом Хейтсом – музыкантом и Адрианом Хейтсом – обычным человеком?
      Adrian Hates: С каждым днем все меньше и меньше. Сложно разделить чувства, которые ты связываешь с музыкой от твоих личных переживаний, особенно когда ты так много проводишь времени, создавая музыку. Ты вкладываешь свои каждодневные переживания в музыку. И у меня впечатление, что чувства становятся глубже, чем старше ты становишься. И тебе не нравится все большее количество окружающих тебя вещей. Две личности сливаются во мне воедино.

      В ваших песнях часто содержатся критические замечания в адрес человеческой расы, к числу которой вы сами принадлежите. За что именно вы возлагаете ответственность на человечество?
      Gaun:A: Хороший вопрос. Это сложно.
      Adrian Hates: Думаю, дело не в том, за что мы считаем человечество ответственным, а в том, что мы видим. Мы не хотим указывать пальцем на человечество и критиковать, скорее мы смотрим, наблюдаем, учимся и стараемся идти другим путем. В некоторой степени мы стараемся избегать общества. Но такая модель поведения непостоянна. Иногда проводить время среди людей сложнее, иногда легче.
      Torben Wendt: Если посмотреть на мир сегодня, трудно не критиковать поступки и поведение человеческой расы, к которой мы безусловно принадлежим. Большая часть проблем, которая возникла за последние 2 сотни лет – дело рук человеческих.

      Вы можете охарактеризовать себя словом "MenschFeind" (Человеконенавистник)?
      Adrian Hates: Да.
      Gaun:A: Да.
      Torben Wendt: Да.

      Вы занимаетесь каким-либо творчеством помимо музыки?
      Torben Wendt: Я пишу стихи и прозу.
      Adrian Hates: Я тоже пишу. Многое из этого я не использую для DoD. Пишу на листках бумаги или на компьютере, и многое там и остается. Как правило, это не рассказы и не истории. Это то, от чего я хочу избавить свой разум, свою память.
      Gaun:A: Тоже самое можно сказать и про меня. Мы все имеем что-то общее. К тому же я рисую. Я правда этим очень увлечен. Еще я интересуюсь всем, что связано с театром, и всякого рода представлениями. Всем, что позволяет мне выразить себя. А также всем, что связано с музыкой. Но, конечно, большая часть сил и энергии уходит на группу, на DoD.

      Гаун:А, когда ты рисуешь, какие мотивы ты используешь?
      Gaun:A: Мотивов как таковых нет. Нет объектов или формы. В большинстве случаев я рисую эмоции. Тоже самое как и с музыкой.

      Есть ли такие ситуации, когда вы жалеете, что стали музыкантами?
      Adrian Hates: Жалеть о том, что ты пишешь музыку, было бы самым большим парадоксом, который я могу себе представить. Любое другое занятие, на мой взгляд, заслуживало бы большего сожаления, но только не музыка. Это время, когда ты чувствуешь себя по-настоящему живым.
      Gaun:A: Да. И каждый раз когда ты в туре, ты чувствуешь себя как дома.
      Adrian Hates: И как со своей семьей... Для меня команда и группа в целом даже в большей степени моя семья, нежели моя настоящая семья.

      Что ожидаете от будущего?
      Adrian Hates: Я стараюсь не думать о будущем слишком много, потому что не хочу, чтобы это как-то повлияло на текущую ситуацию. Я думаю, мы мало как можем повлиять на будущее. Поэтому куда важнее делать что-то сейчас со всей энергией и силами, что у вас есть... а потом уже посмотреть, что это даст. Оставьте себе немного места для сюрпризов.
      Gaun:A: А я живу от альбома до альбому от тура до тура. *смеется*. Это мое будущее.
      Torben Wendt: Я тоже не из тех, кто строит долговременные планы. Я принимаю все как есть. И я часто думаю о том, что ты не можешь повлиять на некоторые вещи. Одни вещи развиваются так, другие иначе. Для меня же лучше всего принимать все как есть и не думать о неудачах, которые могут произойти. И кстати, мы все очень спонтанные люди, живущие здесь и сейчас.
      Adrian Hates: Как уже сказал Гаун:А, мы все заинтересованы в новом альбоме и предстоящем туре.

      Участники группы живут в совершенно разных концах Германии. Как вы преодолеваете эту дистанцию в музыкальном и личностном плане?
      Torben Wendt: Чаще всего на машине... Еще я иногда езжу на поезде.
      Адриан Хейтс и Гаун:А смеются.
      Torben Wendt: И вплоть до сегодняшнего дня мне удавалось приезжать вовремя, не считая нескольких опозданий. Очень обидно, что нет автобусов с прямым сообщением.
      Adrian Hates: Еще можно прибавить телефон и электронную почту.
      Torben Wendt: Обычно мы переписываемся по электронной почте.

      Музыка DoD очень эмоциональна. Что является источником таких сильных эмоций?
      Gaun:A: Много источников.
      Adrian Hates: Да, довольно много.
      Gaun:A: Давайте начнем со снов.
      Adrian Hates: Надежда, желания, настоящее, прошлое, будущее, страхи, фильмы, музыка.
      Gaun:A: Искусство вообще.
      Adrian Hates: Книги.
      Gaun:A: Картины.
      Adrian Hates: Что угодно достаточно сильное, что может оставить длительное впечатление. То, что затрагивает твое скрытое я.

      Почему так мало песен написано на немецком?
      Adrian Hates: Где-то в 92/93 году мне пришлось задуматься, какой язык я буду использовать... по крайней мере для первого альбома. Так как я довольно тесно связан эмоционально с Америкой и Англией, у меня было достаточно сильное желание писать песни на английском. К тому же во времена первого альбома было достаточно много немецких групп, играющих darkwave и поющих на родном языке. И я не хотел, чтобы меня к ним приписывали. Поэтому, сначала я стал писать на английском, а только намного позже я стал использовать фрагменты текста на немецком и писать на нем песни. Я вполне доволен этим выбором, я думаю, это действительно работает. И таким образом, фразы на немецком более выразительны, нежели если бы я писал на нем все песни.
      Gaun:A: Язык имеет такую же силу, как и любой инструмент. Я довольно часто замечаю, что песни, которые планировались на немецком, начинают меняться с точки зрения эмоционального содержания. Мне бы не хотелось использовать только один язык для нашей музыки. Скорее я бы посмотрел, какой язык подходит для песни лучше всего. Если мы говорим на нескольких языках, почему бы не использовать их для песен.
      Adrian Hates: Мы уже использовали однажды французский язык для одной песни. И в подтверждение того, то ты сказал: есть две песни, которые изначально планировались на другом языке. Песня "Traumtänzer" изначально была на английском. И этот язык ей абсолютно не подходил. И тогда я перевел ее на немецкий. На нашем последнем сингле есть песня "UnKind". Сначала она была на немецком, а потом мы перевели ее на английский. Иногда мы чувствуем, что песне требуется особый тон и, когда она превращается в слова, мы выбираем для нее язык. И, конечно, ты прав (обращается к Гаун:А), если бы мы могли, мы использовали больше языков.

      Что значит для вас музыка?
      Gaun:A: Это одно из видов искусства. Это способ самовыражения.
      Torben Wendt: Это мой главный стимул в жизни. Это то, что решает некоторые вещи, если не все. Это также возможность воплотить свою жизнь в другом виде и выражать вещи именно в этом контексте. Вещи, с которыми тебе тяжело сталкиваться в реальной жизни. Для меня музыка – это способ избавиться от мыслей, освободить голову.
      Adrian Hates: Музыка – это терапия, и в то же время она сильнее любого политика, когда-либо жившего на земле.
      Gaun:A: Что-то вроде терапии крика.

      Вы работаете над песнями вместе?
      Adrian Hates: Это зависит от проекта. Разные люди влияли в свое время на альбомы. И мы счастливы, что, наконец, состав группы более-менее стабилен. Каждый занял определенную нишу в группе. Но это не навсегда. Иногда мы меняемся ролями и это очень забавно. Каждый из нас вносит свои идеи в альбом, тур или в какой-либо другой проект. Нет никаких ограничений.

      Что самое важное в туре?
      Adrian Hates: Что мы все вместе. Что Ральф за рулем. Что мы можем делать то, что нам больше всего нравится. Выступать, снова работать с нашей музыкой, но уже несколько в другом виде, нежели в студии, и быть с нашей своеобразной семьей, быть в туре и проходить через это вместе.
      Gaun:A: Трудно сказать. Это не только музыка. Это все, что нас окружает. Жизнь во время тура, как таковая.
      Adrian Hates: Самая важная вещь в туре – быть в туре.
      Torben Wendt: Для меня самое важное в туре - дать как можно больше концертов в разных городах и странах. Важно, чтобы на концерт приходило много людей. Важно выражать себя на сцене и выступать как можно больше.
      Adrian Hates: Иметь возможность путешествовать – это большая привилегия. Я никогда даже не мог себе это представить, что мы удостоимся такой чести и объедем весь мир.
      Torben Wendt: На крыльях музыки... *смеются*
      Adrian Hates: Да, на крыльях музыки. Верно подмечено.

      Не считая группы, кто еще чрезвычайно важен для того, чтобы тур был успешным?
      Gaun:A: Вся команда.
      Adrian Hates: Я бы сказал, что это касается не одного определенного человека. Все складывается из сотни мелочей, которые превращаются в огромный проект. Туда же входит и каждый поклонник, который нас поддерживает.

      Есть ли такие ситуации, когда находиться в туре невыносимо?
      Adrian Hates: Когда болеешь.
      Gaun:A: Когда у тебя выходной.
      Adrian Hates: Что, извини?
      Gaun:A: Выходные!
      Adrian Hates: А, да... *смеются* Обычно тур для меня - это первая возможность за все время отдохнуть и расслабиться. И именно в это время велика возможность заболеть. Это у меня уже превратилось в хобби. Едва ли у нас был тур, во время которого я бы не ходил по врачам. В этот период я обращаюсь к ним чаще, чем за весь год. И это довольно неприятно. И я надеюсь, что в следующем туре я заболею как можно позже. *пауза* Выходные?
      Torben Wendt: Выходные. *смеется*
      Gaun:A: Я сказал все, что мог сказать по этому поводу. *смеется*
      Torben Wendt: А я не знаю, что сказать...
      Gaun:A: Ты любишь выходные?
      Torben Wendt: Вообще-то да.

      Чем бы вы занимались, если бы не стали музыкантами?
      Gaun:A: Думаю, в любом случае это было бы что-то связанное с творчеством. Может быть, мы все стали бы писателями.
      Torben Wendt: Даже не знаю... Даже не хочу представлять себе жизнь без музыки.
      Adrian Hates: Думаю, нет ничего более абсурдного, чем представлять что-то в этом роде. Потому что музыка – это наша страсть.

      Почему вы решили записать DVD в Магдебурге?
      Adrian Hates: Для этого было несколько причин. Это был последний концерт в туре, и поэтому он был своего рода "последним ударом". Кроме того, нам всегда нравилось в Магдебурге. К тому же, место было идеальным с визуальной точки зрения. С точки зрения съемки. Сцена, заключенная как бы в рамку, создавала нужную атмосферу. Размер сцены был идеальным. К тому же мы всегда в прошлом успешно сотрудничали с местной командой и промоутерами. И мы хотели поблагодарить всех, кто нам помог.

      Почему вы так долго работали над DVD?
      Adrian Hates: В прошлом у нас был очень плотный график. Мы записали много альбомов. И я постоянно жил от альбома до тура, а от тура до альбома. Мне бы потребовалась много свободного времени для такого большого проекта, а у меня его не было. А в этом составе и с этим туром, мы решили, что это подходящее время для записи DVD. К тому же, мы знали, что у нас будет небольшая пауза, перед тем как мы приступим к новому альбому. И DVD был подходящим проектом, чтобы заполнить время.

      Как вы выбирали песни для выступлений?
      Gaun:A: На выбор песен мы всегда тратим много времени. Мы постоянно это обсуждаем, чаще всего по электронной почте. На составление плей-листа уходят недели. И иногда трудно сказать, будет ли песня, звучащая в студии, звучать также живьем. Ведь это совершенно разные условия.

      Какое событие из Nigredo-тура было самым запоминающимся?
      Adrian Hates: Для меня это был самый замечательный тур. У нас была потрясающая команда. И возвращение домой после этого был настоящим шоком. Это было здорово... играть каждый вечер в разных городах. Выступать перед отличнейшей аудиторией. Мы поняли, что можно играть песни в течение длительного периода времени и не утратить к ним интерес, сохранить их энергетику, эмоциональную насыщенность. А ведь этого ты никогда не знаешь до начала тура. Ты также спрашиваешь себя, достаточно ли ты подходишь для этого. И для меня это было настоящим сюрпризом, когда мы вернулись домой и сказали: как жаль, что все закончилось, нам бы так хотелось продолжить.

      Какие песни вам нравилось играть больше всего во время тура?
      Adrian Hates: "MenschFeind", "AmoK", "Play God!".
      Torben Wendt: "But The Wind Was Stronger", "Methusalem", "AmoK".
      Gaun:A: Каждый день разные.

      Адриан, почему ты решил играть на гитаре во время тура?
      Adrian Hates: Я не сомневался, что когда-нибудь снова буду играть на гитаре на сцене. Я играл на гитаре годы. На репетициях мы заметили, что у Гаун:А было бы намного больше свободы и возможностей для игры на гитаре, если я возьму на себя основы. Это обычное разделение для ритм-гитары и ведущей гитары. И, кроме того, мне очень нравится играть на гитаре. Да и для меня это был интересный опыт и мне это правда понравилось.
      Gaun:A: К тому же, мы будем развиваться, это коснется и живых выступлений. Думаю, в будущем у нас появятся новые элементы в выступлениях.
      Adrian Hates: Новые инструменты, новые идеи и прочие детали, такие как два микрофона справа и слева, которые позволяют тебе свободнее передвигаться по сцене. И твой шепот (обращается к Гаун:А), который сопровождал голос Торбена и мой и придавал им налет мистики. Это, правда, было потрясающе.
Категория: Интервью | Добавил: Fate (21.01.2009)
Просмотров: 1028 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Каталог сайтов - Refer.Ru
Rambler's Top100 Abakan Gothic Page - Первый готический сайт в республике Хакасия!
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2017